September 11th, 2019

Mikail

(no subject)

Был членом избирательной комиссии на выборах, как обычно. За 14 лет только раз пропустил разболевшись.

Первые годы еще старался проверять процедуру. Но уже в начале десятых стало ясно, что это абсолютный театр. И в нем могут сделать точно, когда известно, что люди проголосуют так, как надо (пиар тоже хорошо работает, наверное), в других случаях подкрутят результат.

С тех пор хожу только посмотреть, почувствовать атмосферу и как все меняется.

Например, с каждыми выборами было все меньше праздничного настроя у избирателей. На этих выборах его уже совсем не было. Раньше люди приходили бодрые, оживленные и с некоторой радостью будто на какой-то официальный праздник или на свадьбу дальних и почти незнакомых родственников с которыми хорошие отношения. И бросали бюллетень в урну с улыбкой, довольные и слегка смущенные. Будто вручали его при всех как маленький подарок, но все же от себя. Как скромный вклад в общее дело.

Сейчас некоторые кладут бюллетень в КОИБ и направив взгляд в даль и мимо всех быстро уходят, только приподняв кулак и чуть встряхнув им раз в стиле «вот вам!», «получите!».

И уже совсем новое появилось. Я сижу за столом и обращаюсь к тем, кто подходит, прямо, буквально и в меру сил приветливо. И уже довольно многие воспринимают этот тон как издевку. Настолько привыкли к множеству мелких издевок вокруг, к лжи в глаза.

А если бы я стал отчужденным и отгородился бы саркастичной и злобноватой насмешечкой, то стал бы восприниматься нормальным и естественным, похоже.

И еще, властям выгодно, чтобы победившие как можно меньше говорили о низкой явке и отсутствии кандидата против всех, да и о всей инфраструктуре выборной.

Тогда из них можно создать новый слой, касту для выпускания пара. Очень выгодную касту. Пополнить ими уже имеющуюся систему, воспроизвести систему на новом витке.

Например, избирательные комиссии это еще и, в общем, кузницы кадров. На каждых выборах на участке наблюдали и работали человек 10-20 новых людей — тех, кто пришел первый раз. Из них много молодежи.

И все они даже, если не понимают техническую процедуру, то замечают настрой, мелкие детали в отношениях. И вблизи внутренняя кухня выборов все же видна чуть лучше, но только чуть. В комиссиях это понимают и бывает, создают тонкие иллюзии, подбрасывают трактовки.

То есть выгодно, чтобы как можно больше людей во всем разочаровались, решили бы, что никакой разницы нет и только личные контакты действуют, личное влияние людей. Вот на этом уровне людям передают во многом невербально, прямо ремесленнически, на уровне подражания практики, стиль работы на участке, практики все воспринимать, думать, не задавать вопросы. И сначала атмосфера «вопросы неуместны», а потом человеку кажется, что уже поздно задавать вопросы — «что же ты раньше их не задавал?».